Семейное обучение, домашнее образование, заочная форма – смысл один и тот же. Учиться дома, а не в школе, отсутствие скучных уроков, на которых все время хочется спать и возможность получить дополнительные знания – одна сторона медали. Вторая – суровая самодисциплина ребенка и родителей, возможные дополнительные материальные траты на репетиторов и ответственность. Итог один – государственный аттестат о среднем образовании. Стоит ли игра свеч?

38-летняя pr-менеджер Наталья Геда из Санкт-Петербурга сама по образованию педагог. Имея за плечами диплом учителя русского языка и литературы и 4 года работы по специальности, она все-таки решила перевести своих двоих детей – 11-летнюю дочь Лизу и 6-летнего сына Ивана на домашнее обучение. С ее точки зрения, формулировка «домашнее образование – это образование, получаемое на дому» не совсем верная.

«Согласно закону «Об образовании» существуют две формы получения образования, как «домашнее обучение» и «обучение, получаемое в семье». Первая форма, при которой ученик приписан к школе и получает на дому услуги преподавателей этой школы в форме тех же уроков, практикуется в основном родителями, у которых дети по медицинским показателям не могут посещать школу. Школа же продолжает нести ответственность за качество образования этого ребенка. Вторая – это форма, при которой ребенок проходит школьный курс экстерном, либо заочно. При этом ответственность за образование лежит на родителях, и они либо ищут педагогов, либо учат детей сами», - объясняет Наталья Геда. Дети Натальи как раз попали под вторую категорию. Начальная школа, куда пошла учиться старшая дочь Лиза, Наталью полностью устраивала. Однако по семейным обстоятельствам пришлось переехать в другой район, а потом вернуться – и снова пойти учиться в старую школу. «И вот тут у нас начались проблемы. Дочь дома показывала одни знания, в школе – совершенно другие, из троек не вылезала. Проведя собственное расследование, я выяснила, что девочка моя принадлежала к разряду «тихих троечников» - детей, которых никто не замечает, которые сидят как мыши на задней парте, всеми забытые. Что учителям не до нее, что ее проблемы – в крайней степени застенчивости – она боялась поднять руку и ответить на вопрос, не могла достойно ответить, если ее вызывали к доске, по той же причине. При этом дома мне она все отвечала бойко и бодро – то есть материал она знала». Подумав, Наталья пришла к выводу, что выбор домашней формы обучения для ребенка с такой психологической конституцией – совершенно верный шаг. «Дома она расслабилась, раскрепостилась, а после того как научилась доверять педагогам из экстерната и поняла, как много она может успевать делать за день, учеба совершенно перестала быть ей в тягость. Сейчас девочка учится только на 4 и 5 по всем предметам. Бывают, конечно, шальные тройки, но это если мы по собственной глупости что-то не допланируем или упустим. Никакой установки на то, чтоб она была отличницей, у меня нет. Для меня сейчас гораздо важнее ликвидировать последствия психологических травм, полученных в школе», -- говорит Наталья. Младший сын еще в детском саду заболел бронхиальной астмой, и оказались в больнице, где врач посоветовала отложить поступление в школу. «Я подумала – и в итоге оба моих ребенка оказались учениками-экстернами». Сейчас Наталья занята разработкой социальной сети, которая бы объединила родителей, чьи дети находятся на домашнем обучении. Эта история служит примером самых распространенных причин, почему родители отдают своих детей на домашнюю форму обучения. Вторая причина – практичность и удобство.

37-летняя Мария Соколова, старший преподаватель МГУ, своих двоих детей – 11-летнюю Веру и 8-летнего Колю Чекмеровых перевела на домашнее образование, исходя именно из этих соображений: «Мы живем за городом, в коттеджном поселке, рядом единственная сельская школа, во все остальные пришлось бы ездить. Поэтому решили сэкономить силы и здоровье детей. Кроме этого, дочке стало трудно совмещать многочасовые занятия на скрипке со стандартным школьным режимом». Домашним обучением она очень довольна: « Гибкий график, индивидуальные темпы прохождения материала. В школе средний темп -- для кого-то слишком быстрый, для кого-то наоборот слишком медленный. Благотворное влияние на здоровье: нет перегрузок, в случае усталости или плохого самочувствия ребенка можно сделать перерыв или перенести занятия на другое время. Остается время для занятий, к которым у ребенка есть склонность, например, в нашем случае - для серьезных занятий музыкой. Есть возможность организовать поход в музей, театр, на концерт, поездку в другой город и т.д. не в каникулы или выходные, когда везде толпы, а в будние дни. Дети учатся работать самостоятельно, ответственно относиться к результатам своей работы, что тоже немаловажно».

Эти дети не ходят в школу на уроки – школьные педагоги оценивает их по написанным дома контрольным работам и, начиная со второй ступени (5-й класс), по результатам сданных экзаменов. При этом в 9-м и 11-м классах получают аттестаты государственного образца. При этом форма обучения у них на самом деле разная. Дети Натальи учатся в негосударственном учебном учреждении ( НОУ) «Экспресс», дети Марии прикреплены к московской школе.

В чем разница? Семейное образование регулируется договором между родителями и школой. В этот договор можно много что вписать, т.к. типовых договоров подобного вида не существует. Ребенок считается учащимся школы и имеет все права обычного школьника: пользование библиотекой и т.д., а после прохождения первой аттестации в школе родителям выплачивается денежная компенсации за выбор этой формы обучения в размере 32 тыс. рублей в год. В Москве оно закреплено приказом правительства Москвы от а вот в других регионах действует поправка к закону, согласно которой деньги родителям начисляются, "исходя из возможностей местного бюджета", т.е. практически там их получить очень сложно. Кроме того «семейник» может пользоваться школьной библиотекой, консультациями учителей, может посещать практические и лабораторные работы.

При экстернате отношение между родителями и школой регулируются положением об экстернате в данной школе, а экстерн (только так!) не является учащимся школы, то есть последняя не несет ответственности за его подготовку. Поэтому те, кто сознательно идет на экстернат выбирают специальные школы-экстернаты, которые, кстати, бывают и государственные (бесплатные), где можно получать консультации и сдавать аттестации по предметам по прохождению учебного курса. Кроме того, школы-экстернаты дают возможности проходить программу ускоренными темпами, например, двухгодичный курс – за год.

С чего начать?

Для того чтобы перейти на домашнее образование или экстернат, нужно, прежде всего, найти школу, в уставе которой прописана семейная форма обучения. Для этого можно обратиться в местный центр управления образованием, где есть данные на все местные школы. Например, в Москве подобные формы прописана во всех школьных учреждениях, и отказать о переходе на семейное образование, по словам чиновников департамента образования столицы, родителям просто не имеют права. Дальше надо написать заявление на имя директора школы о переводе ребенка на этот вид обучение и решить вопрос об условиях аттестации ребенка за год и по четвертям, или как договоритесь с директором или педсоветом. Вообще слово «договориться» в случае с домашним обучением и экстернатом – ключевое. Потому что с точки зрения закона складывается двоякая ситуация. С одной стороны, согласно закону об образовании родители вправе выбирать форму обучения своих детей, однако само домашнее (или как его еще называют «семейное образование») до сих пор не легализовано и никакими законами и нормативными актами не регламентируются. Авторы одного из самых популярных сайтов о домашнем образовании и руководители некоммерческого центра семейного образования Игорь и Валентина Чапковские из Москвы, помогающие родителям решать бюрократические препоны на пути к семейному обучению, занимаются семейным образованием с 1986 года. На своем сайте они честно пишут, что узаконенного перечня документов по организации семейного образования не существует. Зато в разделе «законы» представлены выдержки из многочисленных актов и постановлений. Ссылка на самый главный, системобразующий федеральный закон «Об образовании», претворяется краткой аннотацией авторов сайта: «Закон предоставил родителям право выбора - учить ребенка в школе или в семье. Но в нашей стране де-юре и де-факто очень расходятся, за предоставленное право надо бороться». С ними согласна и Наталья Геда: «По закону эти услуги обязана предоставлять абсолютно любая школа. На практике выходит, что куда надежнее работать с негосударственными экстернатами, в которых работают специально подобранные специалисты. Как правило, энтузиасты своего дела, и там к детям, в самом деле, возможен индивидуальный подход». Если ваша школа вас категорически не устраивает – можете попытаться уйти на экстернат на базе другой школы. Либо заключить договор с негосударственным экстернатом (что бывает оптимальным вариантом, по результатам). Вернуться в школу вы можете всегда – экстернат такая же законная форма получения образования, как и все остальные». Сама Наталья выбрала вторую форму-негосударственный экстернат – оба ребенка учатся в питерском экстернате НОУ «Экспресс». Мария Соколова, напротив, выбрала вариант обучения не в экстернате, а в школе, но на домашнем обучении.

А педагоги – кто?

При кажущейся либеральности, учебный план школьника и «нешкольника» (так сами себя называют обучающиеся дома и на экстернате) не отличается. Ведь по итогам прохождения курса по каждому из предметов и у тех, и у других будет аттестация – контрольные работы или экзамены. Другое дело, что у школьников большинство аттестаций разбиты на промежуточные – контрольные в школе бывают все-таки чаще, чем экзамены. А «нешкольник» приходит и сдает все сразу с интервалом, о котором заранее договариваются между собой родители и педколлектив. За образец учебного плана выбирается утвержденный Минобразования базовый учебный план, с обязательными промежуточными и итоговыми аттестациями в ходе и конце курса. И тут появляется, пожалуй, основное отличие внешкольного образования от школьного – да, дисциплины из обязательного учебного плана нельзя сокращать и сдавать аттестацию нужно по всем. Однако это некий усредненный обязательный минимум, который можно расширить и дополнить. Например, оставить базовый уровень алгебры и геометрии для ребенка-гуманитария и добавить других гуманитарных дисциплин – культурологию, которую в большинстве школ просто не преподают. По наследству от СССР нам досталась политехническая школа. Это означает, что по объему часов точные науки занимают больше времени, чем гуманитарные. В старших классах предметы естественно-научного цикла занимают примерно 70% учебного времени. Однако можно обсудить с преподавателями, и то, как именно и в какой последовательности ребенок будет получать знания – утвердив что-то вроде «образовательного маршрута». «Поскольку "семейник" официально закреплен за школой, школа будет спрашивать его по той программе, по которой она работает. Естественно, дома можно пользоваться любыми пособиями, этого никто запретить не может», -- напоминает Мария Соколова.

Одно из слагаемых успеха при домашнем образовании – правильно выбрать методику обучения, которая бы подходила именно вашему ребенку. И для этого тоже есть «специально обученные люди», помимо школьных педагогов. Руководитель института «Неформальное образование» Вадим Зицер характеризует деятельность организации тремя словами: «Мы придумываем педагогические методики, развиваем их и исследуем ныне существующие». Работа центра – это организация и проведение тренингов для учителей и родителей, а также организация образовательных проектов.«Наш институт работает с родителями, детьми и педагогами. Для последних мы организовываем семинары для обучения новым методикам и инструментам преподавания. То же самое мы делаем и для родителей, которые обучать своих детей самостоятельно. Ведь любая преподавательская деятельность – это, прежде всего, творчество и развитие не только объекта, но и субъекта преподавательской деятельности». Сейчас у Центра, который зарегистрирован в Иерусалиме, открыто три филиала – в Москве, Санкт-Петербурге и США. Зицер рассказывает случай из практики, когда к ним на семинар педколлектив одной из школ, чье участие оплатил родительский комитет. «Это был редкий случай, когда родители собрали деньги, чтобы помимо обязательных курсов повышения квалификации, на которые учителей отправляет государство, они узнали и о других новых методиках преподавания», - говорит Зицер.

Для семейного образования у института есть специальные программы. «Прежде всего, мы предлагаем подходы и методики по изучению предметов, исходя из восприятия мира и личности самого ребенка. Мы много общаемся с детьми, учимся их понимать и учим тому же их родителей. В семейном образовании главное построить такую систему, чтобы маме учебный процесс доставлял удовольствие. Ведь с точки зрения иерархии, мама в данной форме обучения – директор школы, однако в центре такой системы обучения все равно стоит ребенок и его потребности».

Помимо психологической помощи родителям и адаптации их к процессу семейного образования, центр оказывает услуги и по формированию учебного плана. Для серьезной проработки ситуации с каждым ребенком требуется не меньше 10 консультаций. Сумма определяется индивидуально.

Учитывая все это, на домашнем образовании не существует стандартного расписания – его формирует каждый родитель самостоятельно, исходя из образовательного маршрута. Также имеет значение и количество дополнительного образования – кружки, секции и другие виды досуга и отдыха, которые «домашние» дети пользуются более активно, чем их «школьные» сверстники. Рабочая неделя детей Натали Геды, к примеру, выглядит так: 9.00 – подъем, до 14-15.00 – самостоятельные занятия по плану, в середине дня – секции, консультации в экстернате или зачеты, вечер – самостоятельные занятия вне плана (чтение, рукоделие), с 20.00- свободное время. А Мария Соколова контролирует детей следующим образом: «Я заранее намечаю, что должно быть сделано за неделю и за каждый день. Записываю это и кладу записки детям на столы. Дальше они решают сами, в каком порядке все выполнять. Я лишь советую чередовать сложные предметы с более легкими, музыкальные с общеобразовательными. Поскольку мы все в семье "жаворонки", учебный день начинается у нас так же рано, как и в школе, зато и освобождаются дети раньше, есть время на прогулки и спорт. К девяти вечера ребята спят "как убитые".

Но при этом есть предметы – например, та же математика, где самостоятельным усилиями обойтись сложно. Тут требуется профессионал. Можно бесплатно ходить в «старую» школу на консультацию к педагогам (домой учителя ходить только к детям, которые не могут посещать школу по медицинским показаниям), которым же потом придется сдавать аттестацию, если речь идет о домашнем образовании. Можно нанимать частных репетиторов, а в школе только писать контрольные и сдавать экзамены, а можно сразу заключить договор с негосударственным экстернатом, где в стоимость входят как консультации, так и аттестации. В любом случае, результат один – государственный аттестат о среднем образовании, с которым выпускник может поступать в институт.

На рынке образовательных услуг – большое разнообразие на любой вкус, а главное – кошелек. Стоимость урока или консультации зависит от того, индивидуально они преподаются или в группе и от личности педагога. Но в среднем стоимость одного занятия колеблется в рамках 150-400 рублей по разным предметам за один академический час. В этом году полный курс получения образования в форме экстерната для учеников 10-11 класса, включая подготовку к выпускным экзаменам и получение аттестата гособразца в специализированных на экстернате школах, стоил около 60 тыс. рублей в Санкт-Петербурге и в Москве. Стоимость обучения в средней школе, куда входят все необходимые консультации и зачеты, существенно ниже: в этом году была в рамках 15 тыс.-20 тыс. рублей. «Мне, например, домашнее образование ничего не стоит. Компенсации, которую платит государство, с лихвой хватает, чтобы оплачивать занятия в центре семейного обучения, где дети получают консультации два раза в неделю, и еще примерно половина суммы остается», - говорит Мария Соколова. «Можно пользоваться услугами педагогов той школы, к которой вы приписаны. Но они привыкли к урочной системе, которая малоэффективна в условиях обучения в семье. Можно пользоваться услугами специализированных учреждений: педагоги при экстернатах умеют не учить детей поурочно, а давать им консультации по самостоятельному обучению (что и требуется). Наконец, можно нанимать репетиторов через агентства – но с моей точки зрения, это малоосмысленно, мы никогда не прибегали к этому варианту», - рассказывает Наталья Геда, добавляя, что «все это даже вместе взятое будет малоэффективно, если родители не руководят самостоятельным обучением ребенка и не вникают в учебный материал вместе с ним и вперед его». С ней согласен и руководитель центра Неформального образования Вадим Зицер: « Прежде, чем решиться переходить на эту форму обучения, мама должна понять, что она крадет сама у себя личное время. И что если она не собирается быть вовлеченной в этот процесс – а это значит, учиться вместе со своим ребенком, - то будет беда, потому что степень ответственности за результат обучения и ребенка и его родителей – общая».

При этом, объективно говоря, плюсы домашнего образования явно перевешивают минусы. Так, обучение дома, помимо психологического комфорта для ребенка и возможности родителям выбирать педагогов и методики преподавания самостоятельно, без оглядки на учителей и школу, значится главное – ребенок лучше учится учиться, ему интересно получать знания, а значит и в дальнейшем он будет к этому стремиться. Любовь к учебе и к новым знаниям – одно из основополагающих, считает Вадим Зицер.

В числе минусов домашнего обучения – это возможные, но вовсе не обязательные проблемы с дальнейшей социализацией в обществе. «Социализация детей в рамках домашнего обучения происходит не параллельно, а перпендикулярно базовой социализации большинства других детей. Это порождает ряд специфических проблем при взаимодействии воспитанных дома детей с детьми, воспитанными в школе -- встреча разных культур. Эта тенденция позволяет представителям доминирующей социальной модели обвинять таких детей в асоциальности, третировать их родителей и т.д. Между тем все это конечно глупости и штампы. Просто социум и социализацию можно понимать по-разному, и в настоящий момент более прогрессивной является, по целому ряду причин, семейная модель воспитания и обучения», - говорит Наталья Геда.

Однако самые увесистые «подводные камни» напрямую связаны с учебным процессом. Домашнее обучение не подходит для детей, не привыкших к дисциплине. Дисциплина, планирование времени, распорядок дня – без всего этого невозможно сделать ни шагу в домашнем обучении. Ведь работать с учителем один на один – это совсем не то же самое, когда ты один из 30 учеников в классе, можешь спрятаться за спину соседа или вовсе заниматься своими делами. Тут действительно приходиться учиться.

Если родители сами недисциплинированны – значит, придется приобретать те же навыки на пару с ребенком. «Это серьезная забота и работа для родителей. Надо организовать учебный процесс, постоянно "держать руку на пульсе", быть готовым помогать в случае затруднений. Кроме того, надо организовывать жизнь детей. Ребенок не испытает проблем с социализацией, если ходит на занятия в кружки, секции или же музыкальные, художественные и т.д. школы, имеет интересный круг общения. Если же он просто сидит один дома, конечно, ему может быть одиноко и скучно», говорит Мария Соколова.

Прямой дорогой к институту

С практической точки зрения, выгоднее всего переходить на домашнее обучение после 9-го класса, когда родители уже всерьез задумываются о том, в какой ВУЗ будет поступать их ребенок. Последние два года дети разрываются между школой и подготовительными курсами, где их учат, по сути, тому, что не вошло в школьную программу, либо дают то же самое, но в более углубленном виде. Поэтому переход на домашнее обучение может снять эту «двойную нагрузку» - ребенок концентрируется на конкретных предметах, экзамены по которым ему нужно будет сдавать в школе, либо в ВУЗе, а по остальным можно пройти обязательный минимум (базовый план), чтобы сдать экзамен и получить оценку в аттестат. На первый взгляд, кажется, что при таком подходе – концентрации именно на подготовке – поступить в ВУЗ будет легко. Так ли это на практике? «Я основываюсь только на данных нашего экстерната 98% выпускников поступают в ВУЗы сразу после окончания экстерната. Однако у нас большую роль играет установка директора экстерната на помощь выпускникам школы в продолжение образования – у нее налажены связи с руководством ряда питерских ВУЗов, оказывается помощь экстернам в подготовке к вступительным экзаменам в эти заведения в соответствии с их экзаменационными требованиями и т.д». С ней согласна и Мария Соколова: «Дети нескольких моих знакомых дети поступили в МГУ, проучившись дома много лет. Поверьте мне как вузовскому преподавателю, выпускники элитных школ часто приходят к нам плохо подготовленными и с начисто отбитым желанием учиться. А регулярно сдавать зачеты-экзамены очень помогает домашним детям в их студенческой жизни».

Кстати

Сильнее домашнее обучение развито в Америке, где сейчас дома учатся больше миллиона детей. В первую очередь, это дети из семей верующих, однако родители выбирают домашнее обучение все чаще не только из религиозных соображений, но и по причине глубокого кризиса государственной образовательной системы и небезопасности для детей пребывания в ней. Хотя в некоторых странах, например в Германии, подобная форма образования запрещена.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить