Похоже, что Министерство образования и науки всерьез решило воплотить в жизнь старую педагогическую поговорку «Учить – не учиться, много знать не надо». В соответствии с новыми образовательными стандартами педагоги должны выпускать из школ умных и талантливых детей, а вот как это сделать в новых условиях, им никто не объяснил. Сотрудники школ озадаченно изучают новые рекомендации, но в упор не видят в них конкретных инструкций, как работать. В попытках выработать план действий с 1 сентября 2011 года они проводят негласные встречи с обсуждениями, на одну из которых смог попасть корреспондент Города-812.

Новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОСы) – самый спорный проект последних дней. Если стандарты для младшей школы были приняты тихо и без особых нареканий (их планируют ввести в практику уже с нового учебного года), то проект для старшей школы вызвал волну возмущения. Даже обязательные прививки для детей от Онищенко не так разозлили родителей. Еще бы, авторы методики – сотрудники Института стратегических исследований в образовании Российской академии образования во главе с бывшим гендиректором издательского дома «Просвещение» (лидера поставок школьных учебников) Александром Кондаковым - решили совершить настоящую революцию в среднем образовании. Ученые умы задумали оставить для старшеклассников всего четыре обязательных предмета: Россия в мире (гремучая смесь из истории, обществознания, географии и культурологии), физкультура, ОБЖ и выполнение индивидуального проекта. Остальные предметы – по выбору на минимальном уровне (интегрированный курс) или более углубленно. Из шести групп (русский язык и литература, родной язык и литература; иностранные языки; математика и информатика; общественные науки; естественные науки; искусство или предмет по выбору) ученик сможет выбрать один-два предмета. В общей сложности углубленно можно будет изучать не более 7 предметов, еще три курса - на профильном уровне, остальное – более поверхностно.

Из-за этих стандартов министр образования  А. Фурсенко не только наслушался гневных откликов общественности, но и получил по шапке от Путина. Премьер сказал, что он, вне всякого сомнения, любит спорт, но «если эксперты решили сделать физкультуру единственным обязательным предметом в школе, мне кажется, они перестарались». Путин непрозрачно намекнул, что проект должен обсуждаться вместе с общественностью, и Фурсенко стало совсем не по себе. Глава Минобрнауки тут же заявил, что 15 февраля собирался читать только первоначальный проект нового ФГОС, и времени до его окончательного принятия еще много. До кучи он пообещал, что стандарт начнут апробировать только в 2013 году, и до 2020 школьники и их родители могут поберечь свои нервы.

Родителей подуспокоили – большинство прикинуло, что за 10 лет успеет выпустить детишек из школы. С учителями сложнее – они-то никуда не собираются уходить. Поскольку стандарт московский, в Петербурге особенно ценятся те эксперты, которые побывали на обсуждении в столице. Их, к сожалению, не так много. В числе счастливчиков оказалась профессор РГПУ им. Герцена Елена Витальевна Пискунова, которая представляла в Москве на заседании Общественной палаты результаты экспертизы своего вуза. Она-то и поделилась с питерскими педагогами своими впечатлениями. Город  812 послушал, о чем говорят учителя, и задал несколько вопросов.

О стандартах в среднем образовании заговорили в 90-е годы. Cегодня во многих странах идут разговоры о том, чтобы ввести стандарт на уровне закона. Посыл везде один – стандарт должен носить общий, очень ориентировочный и неконкретный характер. «Совсем недавно мы разговаривали с нашими коллегами из Норвегии и Германии, обсуждали проблемы педагогического образования,- вспомнила профессор. – И вот человек рассказывает, что у них тоже реформа: представляете, каждый педагог должен четко знать все 30 страниц текста реформы. Я про себя подумала – у нас обычно столько только введение занимает».

Принятие закона – дело очень долгое и трудоемкое, а для ФГОСа достаточно того, что он должен давать представление о перспективе. Здесь остро встает вопрос готовности аудитории – учительской, родительской, руководителей к восприятию такого текста нормативного документа. Педагоги и родители находятся в недоумении от отсутствия конкретики. Особенно тревожно то, что вместе с этим рамочным документом не появляется дополнительных рекомендаций.  «Разработчики хотят, чтобы стандарт рассматривали как общественный договор. То есть стороны все-таки договорились, было обсуждение, хотя оно носило и лимитированный характер, - пояснила Елена Витальевна. - Если раньше стандарт четко показывал нам, чему надо учить, какие книжки читать и какие формулы знать, то сейчас в тексте нет ничего этого. Историки из нашего университета сделали целых пять заключений. Они не нашли в стандартах самой истории, было все остальное – патриотизм и прочее».

На самом деле было три проекта злополучных стандартов, которые разрабатывали следующие инстанции:

1) Рабочая группа Института проблем образовательной политики «Эврика»

2) Институт повышения квалификации «Институт развития регионального образования»

3) Группа ученых РАН, РАО, МГУ, ВШЭ

В результате сегодня чиновники действуют в рамках второго варианта, хотя на последней встрече Александр Адамский, ректор Института проблем образовательной политики «Эврика» также присутствовал. «Видимо сложился определенный компромисс между разработчиками, - предполагает очевидица событий. -  Была большая апробация – некоторые учреждения и регионы на себе это попробовали. Петербурга среди них не было, но были такие регионы, которые я хорошо знаю. Например, Омск. Но нельзя сказать, что система была опробована целиком на каком-то регионе». Также в проекте поучаствовали Ленинградская и Калининградская область, Ростов-на-Дону, Дагестан, Татарстан, Ориенбург.

Но если чиновники на данный момент хоть как-то договорились между собой, то у учителей осталась масса неотвеченных вопросов. Кто за что отвечает в плане бюджета? Сколько предметов финансирует федеральный бюджет? Три базовых предмета или больше? И главное – что им говорить на родительских собраниях первоклассников, когда за несколько месяцев до начала учебного года они и сами толком не знают, что будет дальше. Очевидно, это должно быть в дополняющих документах, которых пока нет.

Второе, что смущает педагогов по всей России, это возможность разночтений закона. Учебную программу школы смогут трактовать по собственному желанию. Но кто должен заниматься разработками для начальной школы? Завуч или педагоги, часть которых имеет среднее  специальное образование?

Ну и последнее, что вызывает наверное самые горячие споры, это что будет с ЕГЭ. Не получится ли так, что за красивыми анонсами спрячется все та же школьная модель, которой все недовольны.  «Посыл хороший, мы будем формировать единую картину мира у детей, работать с индивидуальными проектами. Оболочка хороша, но содержание остается прежним, что бы мы ни делали, - недоумевает директор НОУ СОШ «Экспресс» Ольга Владимирская. – Например, биология безмерно большая и очень сложная для нормального здорового ребенка, который не хочет ею заниматься. Но мы все равно будем выполнять содержание, потому что понимаем, что в конце – ЕГЭ. В таком случае нужно изучать фундаментально все науки, чтобы создавать эту единую картину. Но тогда не должно быть никакого выбора. В этом глобальное противоречие этих стандартов».

После встречи Елена Пискунова ответила на вопросы Города812.

Елена Витальевна, расскажите о своих поездках в Москву на обсуждение законопроекта

- Мне пришлось представлять экспертизу второго поколения образовательных стандартов, выполненную всеми нашими факультетами на заседании Общественной палаты в мае и декабре. В мае была достаточно камерная встреча, там присутствовали люди, которые непосредственно работают в образовании. Но на ней, к сожалению, не присутствовали разработчики. Что касается встречи в декабре, то там было гораздо больше представителей регионов. Когда шло обсуждение старшей школы, были приглашены авторы стандартов, был и Александр Михайлович Кондаков (руководитель рабочей группы – прим. ред.), и представители министерства.

Министерство образования и науки проводило одну экспертизу, а Общественная палата, как ей и положено, другую. Может быть немного странно, что министерство не приглашало к обсуждению крупнейший педагогический вуз Петербурга. Вполне возможно, что в разработках участвовал Московский педагогический институт, поэтому услуги Герценовского оказались не нужны.

Нужно отдать должное нашему университету – оба раза сроки, которые предлагала нам Общественная палата, были очень сжатые. Мы получали текст буквально за неделю. Для такого огромного университета это очень маленький срок, чтобы организовать коллективную работу. Мы все-таки это сделали. Каждый факультет счел возможным провести содержательную экспертизу.

Были ли какие-то общие замечания, которые высказал университет?

Во-первых, наши преподаватели больше всего внимания уделяли характеристикам результатов образования. У нас было очень много замечаний касательно этого раздела. Структуре образовательных процессов, условиям, в частности финансовым моментам, мы уделили меньшее внимание, хотя нельзя сказать, что это вообще прошло стороной.

Во-вторых, нам кажется довольно странным, каким образом новые цели образования будут достигаться за счет старого содержания образования, учебно-методических комплексов, в которые входят учебники и учебные пособия и т.д. Если все осталось прежним, то о чем можно говорить? Иначе должны быть построены программы, написаны учебники, другие задания предлагаться.

В-третьих, у нас есть большие опасения, как сработается учительский корпус, потому что учителя тоже нуждаются в подготовке. Петербург, наверное, в этом плане положительно отличается от других регионов, в конце концов, университет у нас не самый плохой, прямо скажем. Недавно была реализована  инновационная программа. Мы двигаемся, но так происходит не везде.

К вашим рекомендациям прислушивались в министерстве?

Общественная палата передавала наши замечания в министерство. Когда я выступала от лица университета, и говорила о результатах образования, Кондаков согласился со многим. Он говорил – «да, это больное место, результаты написаны крайне плохо». Но что будет происходить дальше… Кто может судить? Нужно только ждать и смотреть, изменится ли текст. С другой стороны, часть поправок об основном образовании возымела действие.

Но учителей волнуют совершенно реальные вопросы. Например, выделяют дополнительные 10 учебных часов – кто будет их вести, за какие деньги? Текст стандарта – общая идеология, он не может дать ответа на эти вопросы. На них должен частично отвечать регион, частично муниципалитеты и административные районы, и частично учреждения. Стандарт – это повод подумать для всех остальных управляющих организаций.

И все-таки, совершенно непонятно, будут ли при новых стандартах дети меньше учиться?

Текст стандарта однозначного ответа на этот вопрос не дает. Но, во-первых, там определены (на мой взгляд, не очень правильно) три обязательных предмета. Это значит, что количество часов, которое приходится на их изучение, не может быть изменено. Все остальное – подвижно, но все говорят о том, что общее количество предметов останется неизменным. Все что изучается сегодня в школе – будет изучаться. Друге дело, что варьируются рамки в часах, которые приходятся на изучение каждого предмета.

Эти часы будут «перебрасывать» с одного предмета на другой?

Я думаю, что это будет зависеть от того, в каких условиях работает школа. В сельских школах иногда просто нет учителей, и они должны искать какой-то выход. С принятием закона, это все будет в правовых рамках.

Ожидается, что сильным регулирующим инструментом должно стать родительское сообщество, которое не должно позволить лишить детей того, что им полагается. Но с родительским сообществом у нас проблемы. Безусловно, есть родители, которые очень заинтересованы. Но немало и таких, которые считают, что раз они отдали ребенка в школу, то она и будет им заниматься. Стандарты вынуждают нас апеллировать к родительскому сообществу и надеяться на то, что они будут регулировать деятельность образовательных учреждений на правах тех же попечительских советов.

В таком случае родительское сообщество должно было порадоваться новым полномочиям, но оно встречает закон активным сопротивлением…

Нет, это не то что сопротивление, а, на мой взгляд, явное равнодушие. Еще нет готовности к этому. Разве мы можем реально говорить о том, что у нас есть гражданское общество, когда каждый гражданин понимает, что к нему прислушиваются, и он может на что-то повлиять? И если я, как родитель, понимаю, что ничего не могу изменить, так зачем я буду тратить время, энергию, силы и нервы? Я думаю, что многие полагают именно так.

Есть и другой недостаток – школа остается закрытой. Да, есть сайты, мы что-то публикуем, но часто просто не можем писать на языке, понятном родителям. Те же стандарты. Ну что это за язык, если даже профессионалы не понимают? Но стандарт – это же закон. А закон должен уметь читать и пронимать каждый гражданин, включая ребенка.

Насколько я понимаю, учиться по новым стандартам с первого сентября начнет начальная школа. Апробация программы в регионах шла тоже только в началке?

Нет, я так понимаю, апробация была фрагментарной, хотя хочется надеяться, что эксперимент провели и в средней и в старшей школе. В отчетах к сожалению не прописано, кто за что отвечал. Не могу ручаться, как это проходило.

Стандарты, которые уже приняли для начальной школы, носят настолько рамочный характер, что неизвестно до конца, как они будут реализовываться. Ситуация опасна тем, что еще нет рекомендаций. Стандарт выводит на самостоятельность. Но надо понимать, что мы слишком много лет жили в системе плановой экономики и четких указаний, а система образования во всем мире – самая консервативная. И я не знаю, плохо ли это.

15 февраля должны одобрить стандарты для средней школы. Значит ли это, что новые правила вступят в силу так же с нового учебного года?

Нет, там должна идти подготовка. В течение 2010 и до лета 2011 годов должна идти подготовка учителей. Здесь речь идет о повышении квалификации, которым занимается академия последипломного образования. Герцена по сей день не участвовал в повышении квалификации педагогов. Вскоре эта ситуация должна поменяться. Каждый учитель должен проходить повышение квалификации раз в пять лет. Теперь университеты могут подготавливать учителей. То, то Академия работала в этом направлении, я уверена, но конкретными данными не располагаю.

В школах должны формироваться дополнительные программы. Это будет делаться на основе пожеланий учеников?

Я думаю, что будет наоборот. По идее это должно быть так, но боюсь, что в этом году просто не успеют. Пока все в ожидании четких инструкций, как что будет, кто за что будет отвечать и платить. Будет ли это финансировать федеральный или региональный бюджет, или это вообще деньги родителей должны быть. Так что, как мне кажется, в этом году родители еще не смогут реально выбрать школу. С другой стороны у нас все хотят запихнуть ребенка в учреждение повышенного уровня – гимназию или школу с углубленным изучением какого-либо предмета, иной раз совершенно не думая о том, потянет ли он, сильно ли это его нагрузит, переживет ли он это с точки зрения психологии. А вообще если в какой-то школе есть танцы, а ребенок танцует, то я бы конечно лучше туда отдала. Но родители стараются и вправе выбирать даже не столько учреждение, сколько учителя.

То есть хорошие учителя от этой реформы не пострадают?

Я думаю, что нет. Учреждения, которые работают здраво, которые понимают, ситуацию, в которых создана хорошая атмосфера, точно не пострадают. Пострадают те кто не дорабатывает. Может быть это и правильно. Родители не будут их выбирать, у них сократитcя количество денег, и дальше потянется цепочка.

 

Школьное образование в цифрах

Разработчики новых образовательных стандартов уверяют, что проведение реформы необходимо, поскольку современная российская школа не справляется со своими задачами. Неприятным сюрпризом для россиян стали результаты международного исследования по оценке образовательных достижений учащихся PISA (самая авторитетная международная программа по оценке подготовки 15-летних школьников на предмет, обладают ли учащиеся, получившие общее обязательное образование, знаниями и умениями, необходимыми для полноценного функционирования в обществе). По итогам 2009 года «сообразительные» российские школьники оказались на 41-43-м месте из 65 возможных. «Когда мы говорим, что наше образование лучшее, мы судим обычно по точкам. Я имею в виду замечательных учеников, которых немало, и замечательные учреждения, - комментирует Елена Пискунова. - Но PISAдает картинку массового образования в стране. И здесь мы понимаем, что, несмотря на то, что у нас есть гениальные умы и очень современные образовательные учреждения, если мы будем говорить о массовом образовании, то здесь у нас немало позиций, над которыми надо размышлять».

Во многом детей от школы отворачивают обманутые ожидания. Согласно исследованию профессора Пискуновой, которое проводилось в Санкт-Петербурге и ряде регионов среди учащихся 9 классов, учителей и родителей, между школьниками и педагогами есть явное непонимание. Если более 70% учителей в основном ориентированы на знание своего предмета, то дети ожидают, что их научат самостоятельности (почти 80%) и дадут возможность проявлять творческие способности (почти 70%, против чуть более 30% учителей, которые считают что это нужно развивать).

Структура учебного плана для 12-14 летних россиян сильно отличается от того, что изучают их европейские ровесники. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в России уделяется большое внимание изучению родного языка (19% от общей нагрузки против 15% в странах с ВВП более $25 тыс на душу населения), математике (17% и 14% соответственно) и естественным наукам, на которые у нас отдают 27% учебного времени, а в развитых странах всего 10%.

Не удивительно, что при этом наши семиклассники школьники имеют самую большую аудиторную нагрузку в неделю:

Франция – 27 часов в неделю

Япония – 28,5

США – 29

Финляндия – 33

Россия - 34

Хотя финские ровесники учатся всего на час меньше, часть этих занятий – дополнительные, направленные на развитие творческих способностей. Это проектная и исследовательская работа.

По количеству изучаемых предметов мы опять же, «впереди планеты всей:

США (от 7 до 9)

Франция (8-9)

Япония (9-10)

Финляндия (9-10)

Россия (12-15)

 

При этом, как утверждают исследователи, у школьников нет единой картины мира. Они запоминают какие-то фрагменты, но назвать, скажем, писателей и ученых XVIII для них целая проблема.

Исследования кафедры педагогики РГПУ им. Герцена показали, большинство вопросов и заданий для 7 класса направлены на изучение содержания учебников. 66,1% заданий направлены на усвоение содержания параграфа, и только 3,1% на развитие личностного отношения. Умение работать с дополнительными источниками информации требуется для решения лишь 0,3% заданий.

Справка

В Петербурге работает 710 общеобразовательных учреждений. Среди них 72 гимназии, 43 лицея и 141 школа с углубленным изучением отдельных предметов.

Детей учат 38 тысяч педагогов, причем более 18 тысяч имеют высшую квалификационную категорию. Более 24% петербургских учителей - молодые специалисты в возрасте до 35 лет. В Год учителя к работе в образовательных учреждениях города приступили 758 молодых специалистов.

В Санкт-Петербурге живут четыре победителя конкурса «Учитель года России», трое «Народных учителей РФ», более 1000 учителей имеют почетное звание «Заслуженный учитель РФ».

 

 

Автор статьи - корреспондент журнала "Город 812" Юлия Паскевич


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить