altДмитрий Владимиров ушел из своей районной школы, потому что у него не было возможности разрываться между учебой и работой на съемочной площадке у Алексея Германа-младшего. Несмотря на то, что к 20 годам он успел сняться в нескольких картинах у именитых режиссеров и поработать со звездами, он не стал связывать свою судьбу с кинематографом. Еще в подростковом возрасте Дмитрий понял, что ему нужно что-то большее.

 
 
- Дмитрий, почему вы выбрали школу «Экспресс»?
- Дело в том, что как раз в сентябре-октябре 11 класса я снимался в фильме «Гарпастум» и пропустил много времени. Приходилось наверстывать, а в рамках обычной школы это было бы очень трудно. Вариант с заочным обучением оказался идеальным. 
 
- Как вы попали к Герману-младшему?
- Я давно знаком с их семьей и был «на карандаше» и у старшего, и у младшего. Знакомая моих родителей – ассистент режиссера по актерам, еще в 2000 году пригласила меня к Алексею Юрьевичу на съемки «Трудно быть богом».
 
- Вы продолжаете сниматься в кино?
- Да, последний фильм, в котором я поработал - «Короткое замыкание» Алексея Алексеевича Германа. Съемки были в 2008 году, в 2009 он вышел в прокат. В прошлом году снялся у него же в красивой рекламе Мособлбанка. 
 
- Первый раз слышу, что Герман снимает рекламу…
- Да, периодически. Например, рекламу Самсунг-кино. Тоже получилось очень красиво. Ярко, красочно и не похоже на рекламу майонеза или лапши. Маленькое произведение искусства.
 
- У вас не разрушилось ощущение сказки, которую мы все ждем от кино?
- Разрушилось. Я уже к этому по-другому отношусь. Да и вообще я не очень люблю смотреть кино, не помню, когда в последний раз был в кинотеатре.
 
alt- На съемочной площадке «Гарпастума» вам удалось пообщаться с Чулпан Хаматовой?
- Да, конечно. Она чудная, одним словом. К ней даже не подобрать никаких эпитетов, просто замечательный человек. Абсолютно цельный. Она понимает, зачем живет в этом мире. Чулпан делает неплохую карьеру, и на основе своих знакомств помогает детям. Я думаю, это основная цель ее жизни. 
 
- Какое у вас самое яркое воспоминание со съемок?
- Наверное, «Трудно быть Богом». Это был первый опыт, мне было 11-12 лет. Мы с папой ездили в Чехию на съемки, и, сами понимаете, что такое было такому малышу, как я, увидеть Чехию и получить первые деньги, причем немаленькие по тем меркам. 
 
- Вы общаетесь со своими друзьями по съемкам?
- Немного. Например, с тем, который играл самого толстенького в «Гарпастуме», мы снимались в прошлом году в рекламе. В этом году я ходил на спектакль к Дане Козловскому. С Женькой Прониным как-то все не свидеться, он все-таки из Москвы. 
 
- Вернемся к разговору об учебе. Вам не было страшно уходить из обычной школы?
- Нет, когда ситуация безвыходная, и ты понимаешь, что что-то надо менять – чего бояться? Я вообще спокойно отношусь к изменениям в плане своего образования. Сейчас учусь на пятом курсе и поменял научного руководителя. Ничего страшного, написал замечательную курсовую работу.
 
- Как вы входили в ритм экстерната?
- Это не было сложно. Экстернат – очень хорошая система, которая подготовила меня к дальнейшему обучению. Я заканчиваю СПбГУ заочно, и мне помогло, что я еще в школе понял эту специфику, насколько это удобно и грамотно. Драгоценное время, которое бестолково тратится в школе, можно использовать очень правильно. 
 
- Какие любимые учителя у вас были в экстернате?
- Скажу об одной учительнице – Ирине Владимировне Орех. Она мало того, что вела историю, так еще и помогла подготовиться к поступлению в университет на исторический факультет. Как видите, с ее помощью я справился. Большое ей за это спасибо.
 
- Почему вы решили поступать на истфак?
- У меня не было конкретного желания поступать именно сюда, так вышло. Моя мама закончила этот факультет, и посоветовала мне. Как базовое образование это хорошо, но я собираюсь учиться дальше. Хочу поступить в Университет путей сообщения на «Экономику и управление». Определился недавно, но уже довольно твердо. Это чисто мужская профессия, которая мне с детства нравится. Я специально поступаю в ПГУПС, чтобы и дальше работать в этой сфере. Работа в РЖД – моя основная цель.
 
- Где вы работаете сейчас?
- Я не столько работаю, сколько подрабатываю, но довольно-таки выгодно. Я устроился курьером в судебный участок. На самом деле это гораздо шире, чем просто что-то отнести, надо разбираться в тонкостях – уметь объяснить, зачем ты пришел, что тебе нужно – взрослая серьезная работа. alt
 
- Звездной болезнью, значит, не болеете?
- Ни в коем случае! Может, и было когда-то, но мои мудрые родители помогли мне с этим справиться. Кинокарьеру я строить не хочу. На съемках я пообщался со многими людьми, и по большинству можно сделать вывод, что они несчастны из-за того, что не добились успеха. Профессия актера – это бесконечное хождение по лезвию ножа, а я такой человек, что стабильность мне дороже. 
 
- Каким бы вы хотели видеть свое будущее?
- Со стабильной работой, зарплатой и семьей. Я смотрю на своих родителей и беру с них пример. 
 
- В условиях нашей современности молодой человек сам способен без посторонней помощи состояться в жизни?
- Связи помогают, конечно, но если ты сам не будешь дрыгать ножками, все равно ничего не добьешься. Я даже на своей работе в этом убедился – многие не справляются. Как сам себя поставишь, так оно все вокруг тебя вращаться и будет.
 
- Как вы думаете, человек может повлиять только на свое будущее, или еще и на события в городе, стране?
- Разве что в узких пределах. Это слишком капитальные вещи. Завести всех – дело нереальное. 
 
- Каким бы вы хотели видеть будущее нашего города?
- Если в таком ключе у нас будет продолжаться, то оно очень неплохое. Я много катаюсь по городу и смотрю, как он развивается чисто внешне – стало куда приличнее, чем раньше. 
 
- Вам не кажется, что молодые петербуржцы очень вялые, и на жизнь больше влияют те, кто приехал покорять большой город?
- Это нормально, и не нужно сопротивляться. Как начинающий историк могу сказать, что это естественный процесс. Пытаться в школе лепить из всех бизнесменов – бессмысленно, это личное дело каждого. Как родители воспитают, так и будет.
 
- То есть образование должно играть формальную роль?
- Думаю, да. Это тяжело – направить целый класс. Все приходят в школу разными – хулиганы сидят в задних рядах, и им ничего не интересно, ботаники – на первых партах, и им нужно все. Это естественно – каждый индивидуален, и подгонять всех под одну гребенку ни к чему. Это неинтересно и не нужно. То, что школа точно не должна делать, так это плодить плохое. Многие вещи, которые позволяют учителя, просто недопустимы. У нас в школе были такие занятия, когда на уроках ничего не рассказывали, а после давали материал за дополнительные деньги. И как-то странно это мотивировалось, что на уроках учительница не успевает нам ничего дать. Я считаю, что это прививание коррупции на детском уровне. Мы все надували щечки, но приходилось платить.
 
- А можно сделать так, чтобы в школе всем было хорошо?
- Это утопия, идеально ничего не бывает. 
 
- Тем не менее, вы выбрали для себя оптимальный вариант, и уже многое в своей жизни успели. Что вы из своих достижений считаете главным?
- Думаю, выработавшееся стремление к самосовершенствованию. У многих людей его нет. Оно появилось после долгих трудов – тут мне родители помогли. Я считаю, что вырос достаточно хорошим человеком. Точно могу сказать, что я не свинья. Это приятно.
 
На фото: кадры из фильма «Гарпастум» (источник: ruskino.ru).